Как создать
предпринимательский университет?

Интервью с ректором ВолгГТУ А. В. Невроцким

Что общего у успешного предпринимателя и ученого? Как изменился характер взаимоотношений властей и университетов в регионах? И почему любому управленцу полезно изучать химию?

Об этом мы поговорили с ректором Волгоградского государственного технического университета Александром Валентиновичем Навроцким, профессором, доктором химических наук.


Экспертная поддержка регионов
— В программе трансформации университета прописано превращение ВолгГТУ в крупнейший «центр инновационного, технологического и социального развития» в Волгоградской области. Документ был составлен пять лет назад. Каких результатов удалось достичь за это время?

— Эта формулировка была заимствована из нашей программы развития опорного университета, которую мы защитили в 2016 году. Уже тогда мы трезво оценивали ситуацию и понимали, что реальный сектор экономики заинтересован в наших новых, практически реализуемых разработках.

Кроме того, на опорные вузы возлагается функция по работе с человеческим капиталом на территории присутствия.

Мы не особо претендовали на какие-то социальные проекты — это, скорее, прерогатива педагогических или медицинских вузов, но тем не менее понимали, что от социального аспекта нам не уйти.

Для себя мы сформулировали идею создания экосистемы, творческой среды, где люди взаимодействуют в трех типах партнерских отношений. Это исследователь, мы даже не говорим «преподаватель», потому что априори считаем, что преподаватель и есть исследователь, студент и предприниматель. Вот три принципиально важные социальные роли нашего сообщества, где можно успешно генерировать новые технологии.


«Идеология программ опорных университетов и «Приоритета 2030» подтолкнула региональные структуры и вузы к более тесному взаимодействию. Университеты увидели в другом свете. Власти оценили возможность получения экспертной поддержки от вузов и теперь запрашивают ее практически по всем вопросам: промышленная политика развития города, экология, социальные вопросы».

— В последнее время изменился характер взаимоотношений местных властей и университетов. Вузы стали активнее подключать к формированию программ стратегического развития региона, о чем нередко говорят в интервью нашему порталу Ваши коллеги ректоры. А Вы ощущаете интерес со стороны региональных властей?

— Я подтверждаю мнение коллег и считаю, что идеология программ опорных университетов и «Приоритета 2030» подтолкнула региональные структуры и вузы к более тесному взаимодействию. Университеты увидели в другом свете. Власти оценили возможность получения экспертной поддержки от вузов и теперь запрашивают ее практически по всем вопросам: промышленная политика развития города, экология, социальные вопросы.

Запрос есть не только к опорному университету. Я вижу это и по отношению к другим вузам, особенно отраслевым: медицинским, педагогическим, аграрным.

Отмечу, что пока университеты во многом рассматриваются как ресурс, и к нам обращаются за тем, в чем есть потребность. Одни из таких востребованных направлений — это система среднего профессионального образования и переподготовка специалистов. Регионы сейчас очень заботит потребность в кадрах. Здесь мы можем выполнять посреднические, модерационные функции, работать с отдельными социальными группами: сотрудниками на грани увольнения, теми, кому требуется переквалификация, женщинами после декретного отпуска.

— Хорошо, какие еще вопросы по развитию региона власть не смогла бы, да и не должна решать без университетов, на Ваш взгляд?

— Все вопросы, требующие экспертных функций вуза, по тем направлениям, которые влияют на общество и в целом его беспокоят: как развивать экономику в конкретном регионе, как формировать промышленную политику, как создавать благоприятную среду, как решать градостроительные вопросы.

Характер запросов может быть разный: это могут быть экспертизы, городские проекты.

Вот пример нашего университета. Мы разработали и выполнили проект реконструкции линии городского скоростного трамвая. В Волгограде нет метро, в качестве быстрого общественного транспорта здесь используется скоростной трамвай. Особенностью нашего города является его вытянутая линейная структура. Скоростной трамвай должен стать артерией, которая соединит магистрали города.

Кроме того, ВолгГТУ ежегодно в качестве исполнителя выполняет актуализацию схемы городского теплоснабжения, защищает ее в Минэнерго. В этом проекте задействованы в том числе наши студенты.


«Предпринимательство — это инициатива, кооперация сотрудничества и нацеленность на результат»
— В ВолгГТУ действуют три инжиниринговых центра и технопарк с опытным производством. Это как раз те подразделения, что обеспечивают предпринимательскую деятельность вуза, верно? Расскажите, пожалуйста, за счет каких разработок университету удалось наладить это направление?

— В ВолгГТУ есть производственный центр, где по некоторым направлениям и разработкам мы можем наладить полный цикл производства продукции.

К примеру, мы работаем с Волжским трубным заводом. У предприятия возникла потребность в специальных валках с обрезиненными роликами для перемещения горячих труб. Раньше они использовали детали импортного производства, но с ними возникли некоторые сложности, и наши заказчики обратились к нам.

За счет наличия исследовательской базы для работы с полимерными резинотехническими материалами мы изготовили опытные образцы, которые устроили заказчика.

К нашему центру есть запрос на изыскания, проектные работы, изготовление опытных и даже промышленных партий, то есть на то, что можно быстро реализовать непосредственно в производстве.

Риски со стороны заказчика минимальные. А вот нам необходимо постоянно подтверждать свою репутацию, доказывать, что мы в состоянии изготовить такую продукцию.

— Университет может заниматься разными видами деятельности: исследовательской, предпринимательской, может быть драйвером развития своего региона и даже одновременно совмещать все эти направления. У ВолгГТУ это получается?

— Если мы говорим про исследовательский университет, то надо сказать, что в нашем вузе явный приоритет исследовательского типа деятельности наметился еще в 1960-х годах. Я тогда еще не родился, а такой приоритет в вузе уже был.

Знаете, как в академической среде говорят: в вузе можно было бы работать, если бы не было студентов. Это, конечно же, шутка. Но на примере ВолгГТУ могу сказать, что там всегда проводилось много разной исследовательской работы. В советское время 100 наших преподавателей получали зарплату именно от исследовательских проектов.

Сейчас этот тип деятельности представляется как ключевой в эффективном контракте. От показателей исследовательской деятельности зависят зарплата преподавателей, сроки контрактов, рейтинговые системы и поощрения.

В этом смысле мы, конечно же, пытаемся строить исследовательский университет, но, повторюсь, этот процесс и так длится у нас уже 50 лет.

Нельзя сказать, что этот тип деятельности проник во все подразделения, где-то это больше имитация. В любом университете есть сильные, передовые подразделения и есть послабее.


«На мой взгляд, успешный ученый в вузе и успешный предприниматель имеют очень много общего. И тому и другому нужно брать на себя риски, ответственность, уметь организовывать людей вокруг себя и добывать деньги».

Теперь, что я думаю о предпринимательском университете. Вообще, что такое предпринимательство? Для меня это инициатива, это кооперация сотрудничества и это нацеленность на результат.

На мой взгляд, успешный ученый в вузе и успешный предприниматель имеют очень много общего. И тому и другому нужно брать на себя риски, ответственность, уметь организовывать людей вокруг себя и добывать деньги. Для исследователя обеспечивать финансирование и поддерживать свой коллектив, студентов, которые присоединяются к его научному направлению, — это один из основных вопросов.

Руководитель подразделения, заведующий кафедрой должен уметь приводить ресурсы для поддержки людей, которые занимаются наукой: от грантов за фундаментальные исследования и договоров с предприятиями до программ дополнительного образования. Вот этот предпринимательский дух мы и пытаемся у себя развивать.

«Университет нужен любому обществу»
«Образование — это вечная ценность, оно нужно будет людям всегда, что бы ни случилось. Университет, как больница или школа, нужен любому обществу».

— Александр Валентинович, Вы защищали кандидатскую, а потом и докторскую диссертацию в конце 90-х — начале нулевых. Не лучшее время, чтобы идти в науку. Почему всё-таки решили остаться в университете?

— У меня был хороший научный руководитель, который ставил правильные задачи, причем не только научные, но и жизненные. Для молодого человека очень важна опора на старшего наставника, способного поддержать, помочь, предостеречь от ненужных действий.

Второй важный момент для молодого ученого — это интересная задача. Научные задачи, которые я тогда решал, меня по-настоящему увлекали, я в них верил, верил, что это интересно и нужно.

В целом у меня было тогда (и по-прежнему есть) убеждение, что образование — это вечная ценность, оно нужно будет людям всегда, что бы ни случилось. Университет, как больница или школа, нужен любому обществу.

— Вы стажировались в университетах в Японии, Франции, Италии и можете сравнивать уровень высшего образования в этих странах и у нас. Какие впечатления у Вас остались от этих программ обучения?

— Я бы отметил несколько ключевых моментов. Начну с Японии. Там у молодых людей очень развиты самостоятельность и личная ответственность.

Это мое личное мнение, но я считаю, что у нас молодежь студенческого возраста еще не совсем самоопределившаяся, в ней есть определенный недостаток самостоятельности. Может быть, это вызвано тем, что старшие им не до конца доверяют, или в целом так система воспитания устроена.

На мой взгляд, человек, достигший университетского возраста, должен быть самостоятельным и полностью брать на себя ответственность за свою жизнь.

От французского опыта у меня осталось впечатление, что там очень жесткая система образования. Мы очень либерально относимся к своим студентам, к каждому пытаемся найти индивидуальный подход. А там все, кто не тянет учебную программу, тут же отчисляется, учатся только те, кто действительно очень интенсивно работает.

— И напоследок вопрос Вам как к химику: химия по-прежнему наука будущего?


— Конечно, мой ответ положительный. Образование в области химии включает смежные науки — физику, биологию, математику, дает глубокое понимание устройства мироздания. Иной раз я думаю, как вообще можно получать, например, управленческое образование, не понимая тех процессов, что изучает химия.

Это практичная наука, способная трансформировать очень длинными цепочками буквально всё вокруг. Уверен, что химия будет играть существенную роль для всех будущих технологических революций.


Интервью провели: Александр Никифоров, Екатерина Позднякова

Материал подготовлен редакцией информационно-аналитического портала «Ректор говорит!». При копировании ссылка на портал «Ректор говорит!» обязательна.

19 июля 2022



[ Ректор ТИУ, Вероника Ефремова ]
[ Рассылка ]
Каждую неделю — новый материал

Подписывайтесь на рассылку, чтобы первыми узнать о ключевых изменениях в академической среде, сенсационных научных открытиях, образовательных трансформациях и опыте ведущих вузов.
Подписаться на рассылку
Подписывайтесь на рассылку, чтобы первыми получать актуальную информацию о высшем образовании от руководства учебных и научных организаций, экспертов в области высшего образования и представителей профильных министерств.