«Как вузам и бизнесу научиться работать в одном измерении»

Интервью с ректором Белгородского государственного аграрного университета имени В. Я. Горина Станиславом Алейником.
Руководитель Белгородского ГАУ — о том, почему одного лишь желания вузов и бизнеса сотрудничать недостаточно, чтобы построить большие серьезные партнерские проекты. Важнее научиться жить в одной системе координат.


Станислав Николаевич, мы обязательно обсудим вопросы, связанные с учебным процессом в Белгородском ГАУ, с аграрным образованием и многое другое. Но прежде всего — как вы? Как сейчас работает университет в связи с обстановкой в Белгородской области?


Перед началом нашей встречи у нас объявляли ракетную опасность, но, будем надеяться, в ближайшие час-полтора нам удастся нормально пообщаться.


Наш университет находится в Белгородском районе, в поселке Майский, и географически оказался ближе всех среди вузов к линии боевого соприкосновения.


Почти два года у нас действует особый режим — желтый уровень террористической опасности, который обязывает уделять особое внимание защите наших студентов и сотрудников. За последнее время мы в полной мере осознали ценность человеческой жизни. Сейчас Белгородский ГАУ работает в дистанционном режиме. В таком же формате студенты готовятся к защите выпускных квалификационных работ. Мы пересмотрели учебные планы и графики и максимально сконцентрировали работу студентов на прохождении практического обучения. Подавляющее большинство обучающихся сейчас находятся у работодателей на агропредприятиях, на полевых стационарах, где получают прикладные навыки в профессии.

Ситуация крайне непростая. Как Вы планируете проводить предстоящую приемную кампанию?

Мы настроены оптимистично и готовимся к приему. Ряд школ Белгородской, Курской и Брянской областей в этом году имеют особый статус в части завершения учебного года: их выпускники не сдают ЕГЭ и при этом наделены правом поступать в вузы по всей стране. Это значит, что образовательные организации должны внести соответствующие изменения в правила приема и обеспечить для этих ребят возможность поступать по внутренним экзаменам.

Наш контингент первокурсников на 70% состоит из выпускников техникумов и колледжей Белгородской области, и 90% из них — это выпускники нашего же факультета среднего профессионального образования. Особый упор в приемную кампанию мы делаем именно на этих ребят — они самые мотивированные.

В прошлом году мы не только выполнили контрольные цифры приема, но и увеличили количество студентов на бюджетной форме обучения — на 350 человек больше по сравнению с предыдущими годами. В 2023 году мы набрали почти 2000 первокурсников и надеемся, что предстоящий прием тоже пройдет удачно.
Как Вы полагаете, много ли молодежи из Белгородской области будет поступать в образовательные учреждения в другие регионы?

По официальной статистике за прошлый год из Белгородчины выехали 11 тысяч человек, при том, что население региона составляет полтора миллиона жителей. Кажется, это не так много от общего количества, но уехало в основном работоспособное население, семьи с детьми, молодежь.

В прошлом году половина выпускников школ предпочли выехать за пределы Белгородской области для продолжения обучения в других регионах. Думаю, в этом году статистика будет примерно такая же.
И всё же, Вы не просто продолжаете работать в таких условиях, но и сохраняете движение к ключевой цели, которая прописана в программе развития Белгородского ГАУ до 2025 г. — стать аграрным университетом — консультационным центром. Поясните, пожалуйста, что это значит.

Белгородский ГАУ был основан в 1978 году на базе двух учреждений — Белгородского филиала Воронежского сельскохозяйственного института имени К. Д. Глинки и Всероссийского научно-исследовательского проектно-технологического института животноводства центрального черноземного региона. Мы изначально были не просто сельскохозяйственным институтом, фактически нас создали как учебно-научный центр по сельскому хозяйству союзного значения.

Белгородская область всегда была передовиком сельского хозяйства, особенно в отрасли мясного скотоводства, и по-прежнему остается лидером в агропромышленном комплексе. В регионе сосредоточено 5 миллионов свинопоголовья страны и 52 миллиона птиц. Мы производим 20% всей этой продукции в Российской Федерации. Наш вуз на протяжении всей своей деятельности выступал создателем экспертных разработок и заключений для этой отрасли производства. В этом же мы видим свое предназначение в будущем.

Сегодня перед нами стоят задачи по обеспечению продовольственной безопасности страны, развитию экспорта сельскохозяйственной продукции, развитию сельских территорий, и мы как один из ведущих университетов региона просто обязаны быть центром компетенций по этим ключевым направлениям, применять свои лучшие практики и транслировать их вовне.

«...сегодня от нас нужны прикладные достижения и программы, которые направлены на производство расходных материалов — ветеринарных препаратов, кормовых добавок, семян сельскохозяйственных культур».
Эта работа включает в том числе реализацию вузами проектов полного цикла — от научных исследований до готовых разработок. Как аграрным университетам выстроить у себя такую технологическую цепочку? Чего не хватает: людей, ресурсов?

— Каждый раз выступая перед нашими студентами и выпускниками, я говорю им, что профессии, которые они выбрали, очень важны для страны, потому что подготовка квалифицированных кадров для агропромышленного комплекса — это вклад в продовольственную безопасность государства.

За 45 лет мы подготовили более 35 тысяч специалистов, 65% руководителей белгородских агропредприятий — наши выпускники. Хочу подчеркнуть, что Белгородская область, на территории которой находится всего 1% пашен и проживает 1% населения страны, производит 5% всей валовой продукции сельского хозяйства в России, это третий результат после Краснодарского края и Ростовской области. Так что мы вносим значительный вклад в развитие отрасли, и подготовка кадров для нее остается нашей первостепенной задачей.

Вторая составляющая успешной работы вуза — это научные разработки. В аграрных вузах тоже есть фундаментальная наука, пусть и не так ярко выраженная, как в классических университетах. Вместе с тем, сегодня от нас нужны прикладные достижения и программы, которые направлены на производство расходных материалов — ветеринарных препаратов, кормовых добавок, семян сельскохозяйственных культур.

В части технической оснащенности агробизнес долгое время предпочитал импорт, чтобы быстрее окупить свои вложения. Аграриям проще было закупать «генетику» за рубежом, нежели выращивать свою. Сейчас, когда всё изменилось, все вспомнили о том, что когда-то кто-то и у нас занимался селекцией сельхозкультур — например, аграрные вузы.

В Белгородском ГАУ селекция семеноводства всегда была одним из ключевых направлений деятельности. Мы как вуз являемся оригинаторами 30 сортов сельскохозяйственных культур. В последнее время сосредоточились на селекции сои как стратегической культуры в плане ее кормового и экспортно ориентированного потенциала. Наши ученые вывели 13 сортов, ежегодно на протяжении последних 5 лет мы выводим в коммерческое использование по два новых сорта. В прошлом году один из наших сортов сои — «Белгородская 7» — возглавил топ-10 самых высеиваемых сортов в Российский Федерации, было высеяно 18 тысяч тонн этой культуры, что обеспечило потребности 7 миллионов человек.

Еще одно перспективное направление — селекция тритикале, гибрида пшеницы и ржи, который используется не только для производства продуктов питания, но и для синтеза аминокислот. Как правило, их синтезируют из продовольственной пшеницы, а это очень дорогое сырье, биржевой товар. Мы предложили заменить пшеницу на тритикале, которая, к тому же, мало подвержена заболеваниям и вредителям. Соответствующий стратегический проект мы защитили как кандидат в участники программы академического стратегического лидерства «Приоритет 2030», и ради его реализации намерены ускорить селекцию, чтобы производить сорт не за 10 лет, а как минимум в два раза быстрее.

Вы спросили, чего не хватает в таких проектах. Специалистов, конечно. Самостоятельно подготовить биоинформатиков, биоаналитиков, биотехнологов, молекулярных генетиков мы, если и сможем, то не так быстро, как это требуется. Поэтому мы используем различные коллаборации и консорциумы с научными организациями. У нас есть соглашения с Сибирским федеральным научным центром агробиотехнологии РАН, Институтом цитологии и генетики Сибирского отделения РАН — теперь это наши партнеры в части новых компетенций.

Вместе с другим партнером — ВНИИплем, Белгородский ГАУ недавно победил в конкурсе «Лучшая научная разработка АГРОС-2024». Расскажите, пожалуйста, на этом примере, как Вы разделяете зоны ответственности в совместных проектах?

Особенность таких проектов в том, что и университеты, и научно-исследовательские институты — это государственные бюджетные учреждения и от того в известной степени забюрократизированные. В бизнесе иногда достаточно договоренностей между руководителями, чтобы выстроить партнерские связи. У нас же более сложные внутренние процедуры прохождения и согласования всех процессов, мы, можно сказать, живем в другом измерении. Но это не значит, что мы не можем выстраивать сотрудничество.

Поясню на примере нашей коллаборации с ВНИИплем, ведущим всероссийским научно-исследовательским институтом, который занимается разработкой племенных ресурсов. Мы решили пригласить их к реализации проекта по выведению отечественной породы свиней. С такой инициативой выступил руководитель нашей научной школы профессор Григорий Семёнович Походня, ученый-практик, который занимается этим направлением. Для ведения проекта мы также объединились в консорциум с Кубанским государственным аграрным университетом.

Совместную работу мы начали вести с помощью проектного менеджмента. Создали у себя проектный офис, силами которого формируем команды проектов, распределяем ролевые позиции и бюджет, чтобы каждый участник понимал, за что он отвечает, и знал контрольные точки.
«...теперь все — от руководителей среднего звена до председателей совета директоров и собственников компаний, понимают, что если сегодня они не подготовят для себя кадры, то завтра рискуют не просто не выполнить показатели, но и потерять бизнес».
К теме проектного управления мы еще вернемся. А пока продолжим разговор о партнерстве, которое может быть и на уровне образовательного процесса: когда в университет приходят преподавать специалисты сельхозпредприятий, агрохолдингов. Сложность в том, что экспертов из бизнеса трудно привлечь в вузы, которые, как Вы сказали, живут в «другом измерении». Они не привыкли к университетской бюрократии, ФГОСам, РПД, отчетам и прочему формализму. Что тогда предлагать им взамен, чем заинтересовать? Ведь это сотрудничество выгодно обеим сторонам.

Был период, когда бизнес полагал, что предложений в части технологических инноваций на рынке достаточно, и они всегда могут найти готовое коробочное решение. Как выяснилось, это было ошибочное представление, и сегодня бизнес по-другому смотрит на науку, университеты и подготовку кадров. В Белгородском ГАУ 20% преподавателей — представители реального сектора экономики. Это не малая доля. Но, как вы верно отметили, желание заходить в аудиторию к студентам у специалистов из бизнеса невелико.

Причина не только в бюрократии и формализме, которые свойственны бюджетным учреждениям, но и в том, что далеко не все эксперты обладают навыками преподавания и умеют устанавливать контакт с аудиторией. Многие чувствуют себя на занятиях неуверенно, хотя обладают прекрасными знаниями предмета, но они заточены под совершенно другую возрастную аудиторию. Студентам 18–20 лет нужно подавать информацию максимально ясно, просто, доходчиво, иначе они просто не поймут, о чем им рассказывают, а некоторые могут еще и попытаться «закружить» лектора вопросами. Это не всем нравится, особенно топ-менеджерам.

Тем не менее, теперь все — от руководителей среднего звена до председателей совета директоров и собственников компаний, понимают, что если сегодня они не подготовят для себя кадры, то завтра рискуют не просто не выполнить показатели, но и потерять бизнес. Поэтому многие идут по пути создания в вузах образовательной экосистемы.

Уже давно в университетах практикуется организация брендовых аудиторий компаний-партнеров — работодатель создает в вузе собственное образовательное пространство, в котором студент не только обучается, но и привыкает к корпоративной культуре компании. Помимо этого работодатели организовывают в вузах сетевые формы обучения, с помощью которых проводят занятия сразу для нескольких аудиторий. У крупных предприятий есть возможность приглашать на такие занятия лекторов мирового уровня. С одним из таких партнеров, компанией «ФосАгро», у нас составлен сквозной календарный план-график.

Так что, я думаю, для бизнес-партнеров нужны не убеждения участвовать в образовательном процессе, для них нужно создавать условия, в которых они почувствовали бы себя увереннее в аудитории. Полагаю, у нас это получается, потому как некоторые из наших приглашенных лекторов потом становились нашими аспирантами, успешно защищали кандидатские и докторские диссертации и, продолжив работать на производстве, остались нашими преподавателями.
«Я считаю, что именно благодаря проектному менеджменту мы существенно подтянули планирование, учет, контроль и управление ресурсами».
Вернемся к проектному менеджменту, о котором мы уже начали говорить в контексте сотрудничества с внешними партнерами. На сайте Белгородского ГАУ в свободном доступе размещены шаблоны карточки бережливого проекта, плана управления проектом. Такие документы редко встретишь на сайтах вузов. Это создает впечатление, что проектный подход в Вашем университете привычен для сотрудников. Поделитесь, пожалуйста, опытом — как вы осваивали проектное управление?

Как известно, всё новое рождается в муках, и у нас с проектным менеджментом получилось так же. Изменения в забюрократизированную систему управления новая команда университета решила внести в 2020 году. Тогда для нас это было прежде всего выходом из зоны комфорта.

За образец мы взяли пример органов исполнительной власти Белгородской области, откуда многие из наших управленцев, включая меня, пришли работать в университет. К тому времени принципы бережливого производства успешно применялись в госструктурах уже порядка 10 лет. Прямо скажу — особого восхищения со стороны сотрудников вуза не было.

Началась системная планомерная работа: мы создали проектный офис, перешли на систему учета и управления и календарный план-график, изменили подход в стимулировании научно-исследовательской активности, предложив всем сотрудникам оформлять внутренние гранты в виде проектов.

Вроде бы, ничего нового, нужно было только переложить все процессы в другую матрицу, в карточку проекта, где есть измеримые контрольные точки и показатели. Тем не менее, у некоторых сотрудников — тех, кто до этого отлично ориентировался во внутренних грантах, возникло некоторое непонимание и даже растерянность.

Специально созданная экспертная комиссия начала рассматривать проектные идеи на предмет их актуальности, далее инициатор проекта должен обосновать трудозатраты на реализацию. Работа над проектом требует вовлечения широкого круга участников, поэтому мы обучили проектному управлению практически весь управленческий персонал, включая деканов, их заместителей и заведующих кафедр.

Я считаю, что именно благодаря проектному менеджменту мы существенно подтянули планирование, учет, контроль и управление ресурсами. Через два года после внедрения этой системы Белгородский ГАУ улучшил свои позиции в рейтинге Минсельхоза России. Стартовав с 10-й позиции, мы вошли в тройку лидеров, выполнив 50 показателей результативности, а в 2024 г. вошли в группу кандидатов программы «Приоритет-2030».
В начале нашего разговора Вы сказали, что большая часть Ваших студентов — это выпускники колледжей. В основном это ребята из сёл, и в Белгородском ГАУ они могут получить профессию, которой наверняка найдут применение у себя дома. Вместе с тем, некоторые EdTech-платформы уже запускают собственные цифровые колледжи и тоже набирают студентов на программы СПО. Вы видите для себя риск или вызов в том, что для выпускника из сельской школы привлекательнее станет перспектива получить среднее профессиональное образование не выходя из дома?

Любые новации на рынке образовательных услуг следует воспринимать если не как вызов, то во всяком случае как объект внимания. Отвечая на вопрос, я бы мог сказать о том, что ряд наших специальностей и направлений подготовки вообще невозможно освоить в дистанционном режиме — выучиться на ветеринара или агронома онлайн нереально. Но я сделаю акцент на том, что несмотря на разнообразный выбор в получении онлайн-образования, важно понимать, какой диплом признает работодатель. Многие помнят, как в начале 2000-х диплом об образовании можно было купить в метро. Ну, купил человек такие корочки, а дальше что? Никому не нужна «липа».

Выпускники уровня СПО в нашем вузе — это будущие специалисты среднего звена. За время обучения они в обязательном порядке должны поработать на реальном производстве, где проводят 70% учебного времени. Как правило, студент, пройдя практику или стажировку на предприятии, там же остается работать. Как может дистант всё это обеспечить?

Станислав Николаевич, Вы почти 20 лет работали на госслужбе. Теперь, когда Вы ректор, Вы понимаете, что во взаимодействии власти и университетов нужно еще докрутить, наладить, чтобы оно было более эффективным?

На государственной службе я курировал отрасль сельского хозяйства, но, став ректором аграрного вуза, начал воспринимать университетские процессы совершенно иначе, когда увидел их изнутри. Раньше казалось, что всё просто — университеты должны лишь захотеть выстраивать взаимоотношения с бизнесом, а власть должна им в этом помогать. Но одного стремления недостаточно. Нам очень важно научиться жить в одном измерении. Как этого добиться? Благодаря инициативе бизнеса, который непосредственно участвует в формировании образовательных программ, за счет организации совместных коммуникационных площадок, форумов, на которых представители университетов и руководители предприятий смогут обсуждать совместные вопросы. Судя по тому, что всё это уже происходит, думаю, мы на верном пути.
Беседовали: Александр Никифоров, Екатерина Позднякова
Текст подготовила: Екатерина Позднякова

Материал подготовлен редакцией информационно-аналитического портала «Ректор говорит!». При копировании ссылка на портал «Ректор говорит!» обязательна.

[ Рассылка ]
Каждую неделю — новый материал

Подписывайтесь на рассылку, чтобы первыми узнать о ключевых изменениях в академической среде, сенсационных научных открытиях, образовательных трансформациях и опыте ведущих вузов.
Подписаться на рассылку
Подписывайтесь на рассылку, чтобы первыми получать актуальную информацию о высшем образовании от руководства учебных и научных организаций, экспертов в области высшего образования и представителей профильных министерств.