«Здравоохранению необходима коллаборация университетов
разных направлений»:


Интервью с ректором Северо-Западного государственного медицинского университета им. И. И. Мечникова Сергеем Анатольевичем Сайгановым.

Впервые «Ректор говорит!» беседует с руководителем медицинского вуза. Получился содержательный, живой разговор о том, как СЗГМУ им. И. И. Мечникова перестроил свой образовательный процесс в пандемию, когда каждый третий его студент добровольно ушел работать в красные зоны. Что профессор Сайганов думает про ЕГЭ и импортозамещение медоборудования, верит ли он в продление жизни с помощью науки и на какие увлечения находит время, даже если его совсем не остается.


Уроки пандемии
— Сергей Анатольевич, Вы первый ректор медицинского вуза, с кем беседует наш портал, так что вопрос про пандемию и ее влияние на медицинское образование неизбежен. Как изменились представления о необходимых навыках будущих медиков? Появились ли новые подходы в обучении?

— Несомненно, пандемия повлияла на наш образовательный процесс. Мы вынуждены были переформатировать занятия, чтобы, с одной стороны, разделить обучающихся, не создавать большие коллективы. С другой стороны, мы должны были сохранить на должном уровне качество образования. В медицинском вузе, особенно на старших курсах, максимальное внимание уделяется формированию компетенций, чтобы выпускник сразу мог пойти работать в практическое здравоохранение.

На некоторое время мы перевели образовательную программу в электронную образовательную среду с элементами электронного обучения. Наши основные клинические базы, где старшекурсники непосредственно работали с пациентами и нарабатывали те самые компетенции, были закрыты для студентов. Ситуации моделировали в симуляционном центре нашего вуза, и это в значительной степени изменило образовательный процесс.

Сейчас мы постепенно возвращаемся к привычному обучению старшекурсников, как это было раньше, — у постели больного.

Надо сказать, что пандемия дала нам положительные уроки, которые мы продолжаем применять в образовательном процессе. Например, активно используем электронную образовательную среду для чтения лекций, для решения ситуационных задач, чтобы подготовить студента ко встрече с пациентом.

Мы будем транслировать опыт электронного образования в ДПО, потому что традиционно в медицине достаточно большая часть образовательного процесса связана не только со студентами и клиническими ординаторами, но и с врачами.

Система непрерывного медицинского образования предполагает, что врач должен учиться постоянно, не менее чем раз в год. Образовательных организаций, которые могут сформировать хорошие компетенции, в общем-то немного, и они есть далеко не в каждом районном центре. Одно дело, если врач работает в Москве или Санкт-Петербурге. А как это сделать специалисту, который живет где-нибудь на Крайнем Севере, откуда его, естественно, не хотят надолго отпускать на обучение? Для решения этого вопроса мы перевели значительную часть обучения в электронную образовательную среду. Врач не просто обучается, а находится в тесном контакте с нашими преподавателями и уже потом приезжает к нам на несколько дней на мастер-классы, на обсуждения.

— СЗГМУ им. И. И. Мечникова одним из первых перепрофилировали под лечение больных с коронавирусной инфекцией, Ваши студенты и ординаторы работали в красных зонах. Сколько всего человек оказывали помощь в больницах и поликлиниках?

— Треть наших студентов — а всего их более 4800 — активно помогали здравоохранению регионов в борьбе с пандемией, работали в красных зонах в качестве среднего медперсонала.

Среди 1450 клинических ординаторов врачами-стажерами в стационарах и в амбулаторном звене были задействованы более 900 человек. Многие сами пришли устраиваться волонтерами, медбратьями. Помощь оказывали в медицинских учреждениях Петербурга, Карелии, Курской, Вологодской областей.

Нашу молодежь принято ругать, потому что они другие, но они хорошие ребята, и вся эта ситуация с пандемией тому доказательство. Мы гордимся обучающимися Университета.

— Как эта работа отразилась на их учебном процессе?

— Нужно было так выстроить учебный процесс, чтобы учащиеся могли оказать помощь здравоохранению и при этом получить необходимые знания, быть всё время на связи с преподавателями.

Сегодня, когда количество тяжелых пациентов с коронавирусной инфекцией уменьшилось, учебный процесс восстановлен в прежнем объеме. На практические занятия с преподавателем и к пациентам студенты приходят очно, а лекции смотрят и слушают онлайн. Преподаватели ведут их вживую, не в записи.


— Вы отметили, что некоторое время, в разгар пандемии, у студентов не было возможности проходить плановую практику в клинических базах и часть практической подготовки тогда перешла в симуляционные центры. Не возникнет ли из-за этого обывательский стереотип, что врачи, которые учились в 2020–2021 годах, хуже подготовлены, раз их обучение пришлось на такой сложный период?

«Наличие диплома в медицине сегодня не означает, что можно идти сразу работать. Чтобы получить допуск к практической деятельности, будущий врач должен пройти трехэтапную аккредитацию, и симуляционный центр — один из ее обязательных этапов».

— Наличие диплома в медицине сегодня не означает, что можно идти сразу работать. Чтобы получить допуск к практической деятельности, будущий врач должен пройти трехэтапную аккредитацию, и симуляционный центр — один из ее обязательных этапов. Смоделированные клинические ситуации охватывают практически все специальности: от акушерства и гинекологии до кардиологии, и подготавливают студента к работе с пациентом. Учащийся в любом случае должен пройти практику в симуляционном центре.

Что касается вопроса о качестве подготовки в этот период, скажу следующее. По итогам государственной итоговой аттестации в прошлом и нынешнем году мы убедились, что студенты усвоили материал и могут дальше либо продолжать обучение в ординатуре, либо идти в практическое звено здравоохранения. Мы уверены, что эти специалисты не хуже, чем в предыдущие выпуски, и нам не приходится за них краснеть.


Суперсервис для абитуриентов и всё, что волнует поступающих в мед
— Изменился ли перечень самых популярных медицинских специальностей в вузе за последние два года? Какие специальности, по прогнозам, будут наиболее востребованными в СЗГМУ в приемную кампанию 2022 года?


— Традиционно самые популярные специальности — лечебное дело и стоматология. В последнее время возрос интерес к медико-профилактическому делу, педиатрии. В этом году впервые не только в нашем вузе, но и в стране, будут набирать абитуриентов по специальности остеопатия.


— В конце марта у Вас был день открытых дверей. Какие вопросы больше всего волнуют абитуриентов и их родителей в этом году?

— Те же, что и обычно: о наших внутренних вступительных испытаниях, о стоимости обучения, целевом обучении, как можно будет подавать документы для поступления.

Кстати, сейчас документы для поступления можно подать разными способами, не только лично или по почте, но и через личный кабинет поступающего. С прошлого года мы также работаем с суперсервисом — любой человек может подать заявление в любой вуз через портал госуслуг. Суперсервис работает по всей стране.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее об особенностях целевого обучения в медицинском вузе.

— В нацпроекте «Здравоохранение» одна из главных задач — это ликвидация дефицита кадров первичного звена. Выпускники в основном хотят работать в крупных городах, но в Москве и Санкт-Петербурге как раз наблюдается профицит врачебного состава. В регионах же укомплектованность кадрами в стационарах оставляет желать лучшего.

Для решения этого вопроса минздравы регионов популяризируют целевое обучение. Вуз выделяет региону определенное количество бюджетных мест, в зависимости от его запроса и своих возможностей. Заказы идут в основном на дефицитные специальности: эпидемиология, скорая медицинская помощь, анестезиология и реаниматология.

В СЗГМУ им. И. И. Мечникова для абитуриентов-целевиков проводится серьезный конкурс. Минимальный проходной балл у нас не ниже 50. Если поступающий сдает по нашим профильным предметам ЕГЭ меньше, чем на 50 баллов, то он в принципе не может подать документы в наш вуз. Такой подход позволяет отбирать действительно сильных способных ребят, вопреки расхожему мнению, что на целевое обучение поступить проще и туда идут те, кто послабее.


— Сергей Анатольевич, а Вы как к ЕГЭ относитесь? Сейчас снова возникают обсуждения, не отменить ли его. Вы что думаете?

«Я не против ЕГЭ как такового, уходить от него сейчас, наверное, нет смысла. Другое дело, что, может быть, необходимо вузу дать возможность проводить дополнительные вступительные испытания профильной направленности с учетом своей специфики».

— Вы знаете, система ЕГЭ прошла период становления и с каждым годом становится все более объективной. Я не против ЕГЭ как такового, уходить от него сейчас, наверное, нет смысла.

Другое дело, что, может быть, необходимо вузу дать возможность проводить дополнительные вступительные испытания профильной направленности с учетом своей специфики. В медицинском вузе — это, возможно, экзамены по физиологии, анатомии, то есть по тем направлениям, которые потом наиболее пригодятся студентам.



Особенности национального медицинского образования
— Отличается ли, на Ваш взгляд, российское и зарубежное медицинское образование?

— Различия есть, потому что там все-таки болонская система, а у нас — специалитет. Мы даем больше знаний и компетенций на первичном этапе специалитета. Выпускник медицинского университета за рубежом обладает меньшими знаниями и навыками и потом, продолжая обучение в ординатуре, учится там дольше, 4 года. В России ординатура — 2 года.

За рубежом ординатор на определенном этапе уже может быть лечащим врачом, имеет право подписывать медицинскую документацию. У нас клинический ординатор таких юридических прав не имеет.

Наши студенты-медики работают с пациентами в клинических базах. Во многих зарубежных странах это делают исключительно в симуляторах. Студентов там не допускают к пациентам, их роли исполняют приглашенные артисты.

Я считаю, что это большой плюс для российского медицинского образования, что у наших студентов есть возможность практической работы вместе с преподавателем непосредственно с пациентом на клинических базах или в клиниках университета.


— Как отразятся, по Вашему мнению, на сфере медицинского образования принятые санкции?

— Что касается образовательных процессов, то они у нас как шли, так и идут. Я не думаю, что эти санкции как-то могут повлиять на подготовку наших врачей. Уровень преподавания не изменится.

Среди наших иностранных партнеров очень мало вузов, которые приостановили с нами сотрудничество. Академическая мобильность все равно будет осуществляться с вузами из Беларуси, Китая, Турции. У нас есть договоры о сотрудничестве со многими медицинскими университетами из этих стран. С европейскими странами, конечно, сейчас обмен будет ограничен.

— А как же симуляционные центры, о которых Вы говорили? Там же такое серьезное оборудование — наверняка в большей степени зарубежное?

— У нас достаточно отечественного оборудования, очень много китайского, корейского. Я не думаю, что сейчас будет какая-то проблема с медицинской техникой.

Для нашего симуляционного центра мы полностью всё закупили в прошлом году, и в ближайшее время больших объемов нового оборудования нам не потребуется. Будем поддерживать на должном уровне имеющиеся симуляторы.


— Изменится ли, на Ваш взгляд, количество иностранных студентов в вузе?

— Для иностранцев у нас есть две программы: одна на русском языке, вторая — частично на английском. Клинические дисциплины в любом случае ведутся на русском языке, чтобы потом у студента была возможность проходить практику в клинике.

Я думаю, количество поступающих иностранных студентов у нас не уменьшится. Традиционно из стран Восточной Европы, Прибалтики у нас учились единицы. В основном это были студенты с Ближнего Востока, из Африки. На русскоязычные программы приезжают ребята из Беларуси, Казахстана, Таджикистана, Узбекистана. На англоязычные — Сирия, Египет, Индия. Эти страны подтверждают заинтересованность в дальнейшем сотрудничестве и в дальнейшем направлении к нам студентов и на специалитет, и в ординатуру.

— В Вашем университете есть эндаумент-фонд. Расскажите, пожалуйста, как он работает, зачем это нужно? В российских вузах это пока не очень распространенное явление.

— Да и мы тоже недавно его создали, в 2021 году. Это фонд управления целевым капиталом, куда привлекаются пожертвования. Сделать их может любой человек, который заинтересован в развитии университета. В результате оборота и вложения этих денег в те или иные инвестиционные проекты, получается прибыль.

Пока у нас там не очень много денег. Будем надеяться, что фонд будет расти и в будущем станет значимой поддержкой в виде именных стипендий, которые у нас уже сейчас есть, в виде дополнительной поддержки перспективных студентов, аспирантов, талантливых преподавателей, молодых ученых. Деньги можно будет также направлять на проведение конференций, закупку оборудования.

«У нас в стране не было широкого распространения эндаумент-фондов. Я думаю, что сейчас самое время их развивать, потому что это дополнительные возможности для вуза».

У нас в стране не было широкого распространения эндаумент-фондов. Я думаю, что сейчас самое время их развивать, потому что это дополнительные возможности для вуза. У некоторых ведущих западных университетов, где такие фонды существуют давно, на счетах миллиарды долларов, и это дает им дополнительные источники для развития. Мы же наши источники развития формируем за счет поддержки федерального бюджета, из нашего бюджета, и это фактически всё. А между тем это та перспектива, которую нужно развивать и тиражировать среди российских вузов.

О будущем науки
— Сергей Анатольевич, несколько вопросов о будущем науки. Среди наиболее перспективных профессий называют разработчика киберпротезов и имплантатов, биоэтика, телехирурга и другие специальности, которые сегодня даже не всем известны. Какие из этих специальностей для медицинских вузов, а какие — для технических?

— Существует ряд специальностей на стыке медицины и технических профессий. Мы сейчас как раз прорабатываем вопрос организации в нашем университете еще одной программы специалитета — медицинской кибернетики. Понятно, что в ней очень большая составляющая медицинского образования, но там и большая доля математики, программирования, физики.

Медицинскому вузу достаточно трудно пройти весь этот путь образовательного процесса одному, поэтому мы обратились к нашим партнерам — ЛЭТИ (Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет) и вместе будем осуществлять эту программу сетевого обучения. Я считаю, что большое будущее как раз у взаимодействия медицинских и технических вузов.

Наше здравоохранение требует все больше специалистов в области искусственного интеллекта в медицине, разработчиков нового программного обеспечения для медицинской техники. Здесь необходима тесная коллаборация университетов различных направлений.

— Сейчас много разговоров о развитии технологий продления жизни. Есть даже футурологические сценарии, что к середине XXI века смерть станет «более необязательна» благодаря этим технологиям. Интересно Ваше мнение по поводу таких прогнозов. Это околонаучные разговоры или к ним можно относиться серьезно?


— Я не знаю достоверных научных разработок, которые могли бы в значительной мере продлить жизнь. На мой взгляд, подобные футурологические прогнозы не имеют научного обоснования.

Продление жизни — это задача здравоохранения, причем в широком понятии этого слова — не только в части оказания медицинской помощи, но и ее качества. Это прежде всего формирование здорового образа жизни, экология, система семейных ценностей. У человека должно быть развито чувство ответственности за поддержание своего здоровья, не должно быть саморазрушающего поведения.

«Человек должен заботиться о своем здоровье сам, и общество, государство и медицина должны ему в этом помогать».
Вот это, с моей точки зрения, факторы, которые влияют на здоровье нации, а не надежды на волшебную пилюлю. Человек должен заботиться о своем здоровье сам, и общество, государство и медицина должны ему в этом помогать.

«Медицина — это моя жизнь, я не мыслю себя вне ее»
— Мы поговорили с Сайгановым экспертом, Сайгановым руководителем и ученым. Пора представить Сайганова как личность. Вы не против?

— Пожалуйста. Задавайте вопросы.

— В числе Ваших профессиональных научных интересов — кардиология, анестезиология-реаниматология, сердечно-сосудистая хирургия. Вы сразу выбрали эти направления, еще в студенческие годы?

— Моя мама работала в Покровской больнице, и все ее друзья, знакомые так или иначе были связаны с медициной, так что я в этой среде находился постоянно. И Вы знаете, в школе, в 8-м классе, мы написали себе письмо в будущее и договорились встретиться с одноклассниками через 4 года, когда каждый уже определится с выбором профессии. Когда мы снова встретились с классом и я открыл свое письмо, то очень удивился. Я написал, что хочу быть не просто врачом, а именно кардиологом. Этому направлению я посвятил всю профессиональную врачебную жизнь — со специальностями анестезиология и реаниматология.

После окончания клинической ординатуры по кардиологии работал в отделении реанимации для больных с инфарктом миокарда, потом заведовал этим отделением. Занимался научной работой, после защиты кандидатской диссертации преподавал. Я до сих пор не порвал с практическим здравоохранением, по-прежнему занимаюсь врачебной работой. Несмотря на то, что я и ректор, и заведующий кафедрой, у меня есть пациенты, я делаю обходы в наших клиниках, в тех клиниках, где есть база наших кафедр. Медицина — это моя жизнь, я не мыслю себя вне ее.

— У каждого ректора очень высокая административная нагрузка. Руководители медицинских вузов часто остаются еще и преподавателями, и действующими врачами. А на какие-то хобби у Вас время остается?

— На самом деле в последнее время мало удается почитать что-то из непрофессиональной литературы. Днем нужно заниматься вопросами оперативного управления университетом, читать лекции, совершать обходы. Я же еще руковожу аспирантами. Прихожу вечером домой, читаю и корректирую их статьи.

Надо же еще как-то свое здоровье поддерживать, находить время на занятия спортом. Стараюсь как минимум два раза в неделю посещать спортзал. Пытаюсь находить время, чтобы сходить с семьей на концерт, послушать классическую музыку, посмотреть спектакль.

Если нет возможности переключиться с профессиональной деятельности на что-то иное, это тоже не очень хорошо, потому что в итоге снижается эффективность твоей работы как специалиста и руководителя.

— У Вас были любимые преподаватели в институте? Может быть, с кем-то до сих пор поддерживаете отношения?

— Я заведую кафедрой госпитальной терапии и кардиологии, где четверть состава — преподаватели, у которых я учился. Все они профессионалы высокого качества: Юрий Николаевич Гришкин, Григорий Борисович Смирнов, Тамерлан Дзамболатович Бутаев.

Мне посчастливилось быть учеником профессора Ирины Ефимовны Ганелиной, которая одна из первых в стране организовала специализированную реанимацию для больных с инфарктом миокарда. Моя карьера, как я уже говорил, началась в этой реанимации. В то время Ирина Ефимовна еще делала там обходы. К сожалению, она трагически ушла из жизни 11 лет назад. Замечательный человек. Я благодарен судьбе за то, что у меня такие учителя.

— Вы работали в отделении реанимации и интенсивной терапии. Был ли какой-то особенный случай в Вашей практике, которой Вы до сих пор помните? Вроде того, что описан в рассказе Михаила Булгакова «Полотенце с петухом» в «Записках юного врача».

— Случаев, о которых я помню до сих пор, очень много: и тяжелых, и интересных, и курьезных. Непосредственно в смене я отработал 5 лет. Потом стал заведовать реанимацией, одновременно был ассистентом на кафедре. Я наблюдал, как меняются подходы к лечению больных с инфарктом миокарда, какой скачок совершило в последнее время это направление медицинской науки.

Работа была достаточно трудной, но там у меня тоже были учителя. В медицинской среде, к счастью, очень развита взаимовыручка.

А то самое «полотенце с петухом» есть у каждого врача.


— Вообще медицинское образование, конечно, специфическое. Очень сложно поступить, очень сложно учиться, еще и дольше всех…

— Да, это так. Человек, который поступает в медицинский вуз и хочет в дальнейшем работать врачом, обрекает себя на обучение всю свою профессиональную жизнь.


19 апреля / 2022
Автор — Екатерина Позднякова
[ Ректор ТИУ, Вероника Ефремова ]
[ Рассылка ]
Каждую неделю — новый материал

Подписывайтесь на рассылку, чтобы первыми узнать о ключевых изменениях в академической среде, сенсационных научных открытиях, образовательных трансформациях и опыте ведущих вузов.
Подписаться на рассылку
Подписывайтесь на рассылку, чтобы первыми получать актуальную информацию о высшем образовании от руководства учебных и научных организаций, экспертов в области высшего образования и представителей профильных министерств.