«Исследователя может воспитать
только исследователь»:

ректоры НГУ и ТПУ о науке в сибирских вузах
Уже давно вузы воспринимаются не только как образовательные учреждения, но и как крупные научные центры.

Это показали и недавние результаты отбора участников программы «Приоритет 2030». Так, из 106 вузов, включенных в программу осенью 2021 года, 18 университетов вошли в число участников трека «Исследовательское лидерство». Это МГТУ им. Н. Э. Баумана, ИТМО, МФТИ, СПбПУ, ЮФУ, УрФУ и другие вузы.

В их числе два сибирских вуза: Томский политехнический университет (ТПУ) и Новосибирский государственный университет (НГУ). Оба вуза успешно представили свои стратегические проекты на основе уже имеющегося исследовательского и технологического базиса и сформированной научной инфраструктуры.

Мы поговорили с руководителями НГУ и ТПУ, чтобы выяснить, какими проектами планируют заниматься их вузы в рамках участия в «Приоритете 2030», а самое главное — какие барьеры должна преодолеть российская наука.

Дмитрий Седнев и Михаил Федорук рассказывают, как соотносится качество и количество научных публикаций, должны ли все вузовские преподаватели заниматься наукой, есть ли действительно проблемы с оттоком российских ученых за границу и что отличает современного ученого от исследователей прошлого.


Михаил Петрович Федорук

Доктор физико-математических наук, профессор, академик РАН,
ректор Новосибирского государственного университета (НГУ)
Дмитрий Андреевич Седнев

Кандидат технических наук, доцент,
исполняющий обязанности ректора Томского политехнического университета (ТПУ)

Образовательная и научная деятельность вуза:
точки соприкосновения
Наука и высшее образование переплетены так тесно, что порой задаешься вопросом, можно ли одно отделить от другого. Во-первых, еще в XVIII веке, когда в Российской империи создавались первые высшие учебные заведения, они были нацелены не на массовое образование, а на подготовку будущих специалистов для Академии наук. Во-вторых, по сей день большинство ученых параллельно с работой в институте ведут лекции в вузах, а преподаватели занимаются научной деятельностью, публикуют статьи и проводят эксперименты.

Кроме того, большую роль в разделении или слиянии двух сфер — научной и образовательной — играет ориентация на стратегические цели конкретного вуза, его история, государственные инициативы.

Так, на вопрос о том, где проходит грань между научной и образовательной деятельностью вуза, и. о. ректора ТПУ отвечает однозначно:

«В исследовательском университете некорректно ставить вопрос о грани между наукой и образованием. Ее просто не существует», — считает Дмитрий Седнев.



По его словам, занятие научной деятельностью, участие в фундаментальных или прикладных исследованиях и разработках является частью образования всех студентов Томского политеха. «Без этой деятельности не существует высшего образования, — убежден руководитель вуза. — Если убрать исследовательский процесс, то останется только подготовка, которая приведет к тому, что наши выпускники будут слабее в конкурентной борьбе. Важность развития научной деятельности в Томском политехе понималась всегда, все 125 лет его работы».

Томский политехнический университет ведет свою историю с 1896 года. Новосибирский государственный университет вдвое моложе: он был основан в 1958 году — и уже успел за это время стать крупным центром сибирской науки.

Ректор НГУ Михаил Федорук подчеркивает, что концептуальный подход исследователей к достижению образовательных и научных целей с того момента остался неизменным: «Новосибирский государственный университет был создан по модели обучения через генерацию новых знаний. На данный момент, как и 60 лет назад, большинство наших преподавателей — совместители, работающие также в институтах СО РАН».
«Исследователя может воспитать только исследователь, тот, который не пересказывает чужой учебник, а ежедневно сам работает на фронтире, постоянно сдвигая границу знания»
Ректор НГУ Михаил Федорук

Он продолжает: «Безусловно, университет развивает и собственную науку, возможно, со временем станет больше тех, кто и занимается наукой в стенах НГУ и преподает здесь же. Но принцип все равно сохранится: исследователя может воспитать только исследователь, тот, который не пересказывает чужой учебник, а ежедневно сам работает на фронтире, постоянно сдвигая границу знания».



Результаты научной деятельности: как измерять и что оценивать
Важный аспект научной деятельности — измеримость ее результатов. Форма представления результатов, разумеется, отличается: все зависит от того, в какой области науки работают специалисты, занимаются ли они фундаментальными или прикладными исследованиями. Если речь идет о прикладных работах, то их результат — опытно-конструкторские разработки, продукты, которые имеют перспективы выхода на рынок. Если же имеются в виду фундаментальные исследования, то основной продукт деятельности теоретиков и экспериментаторов — это статьи, патенты, научные открытия.

«Мы заранее не можем сказать, как скоро фундаментальные исследования приведут к прикладным результатам», — рассуждает ректор НГУ Михаил Федорук. В качестве примера он приводит большой адронный коллайдер — установку колоссальных размеров, цель которой — обнаружить всего лишь одну частицу: при разработке коллайдера учеными было придумано много технологий, которые сейчас успешно используются в самых разных сферах.

Кроме того, фундаментальные исследования предполагают написание статей — и здесь возникает вопрос: как обеспечить высокое качество этих публикаций, если от вуза постоянно требуют повышения публикационной активности своих авторов? Иными словами, как найти баланс между количеством и качеством научных статей?

«Не бывает российской, африканской, американской науки — наука может быть только глобальной»
Ректор НГУ Михаил Федорук

«Не бывает российской, африканской, американской науки — наука может быть только глобальной, — считает Михаил Федорук. — Чтобы она была высокого качества, необходимо соблюдать определенный баланс между наукометрическими показателями и здравым смыслом, придерживаться дифференцированного подхода. Конечно, сейчас ученые стремятся к публикации в журналах с большим импакт-фактором. Но стоит понимать, что цитируемость показатель относительный. Например, в некоторых случаях цитируемость статьи может быть высокой из-за того, что авторы ошиблись в своем исследовании и все последующие ученые упоминали работу, чтобы указать на эту ошибку. Также нужно учитывать и область науки. Публикацию ученых-математиков в журнале третьего квартиля (Q3) нельзя считать менее качественной, чем статью, скажем, биологов или физиков в журнале уровня Q1 и Q2, поскольку изданий с более высоким импакт-фактором в этой науке не так много».

Что думает о проблеме с качеством и количеством публикаций Дмитрий Седнев? «Хороший журнал просто не опубликует плохую статью, — считает и. о. ректора ТПУ. — Публикация статей в журналах квартиля Q1 и Q2 более трудоемка для ученого, но и более почетна. Университет же через развитую систему мотивации поддерживает эти усилия преподавателей и исследователей».

По словам Дмитрия Седнева, ежегодно в мире публикуются миллионы статей в десятках тысяч журналов. Существующие крупные платформы, такие как Scopus и Web of Science, агрегируют и отслеживают публикации и их цитируемость, определяя журналы, в которых статьи цитируются больше всего. Это является показателем интереса к ним со стороны научного сообщества, а значит, их качества и ценности. Кроме того, он напоминает, что у самих журналов есть целая система фильтров, позволяющая отсеять исследование недостаточного качества.


Приоритетные проекты:
энергия будущего, биотехнологии и мегасайенс
Научные публикации — не единственный способ развивать науку и улучшать социально-экономическое состояние региона. Более измеримые результаты часто дает реализация масштабных проектов, связанных с инновациями, научно-технологическими достижениями, социальной сферой.

Какие проекты реализуют НГУ и ТПУ в соответствии с программой «Приоритет 2030»?
Рассказывает Михаил Федорук: «Прежде всего, Новосибирский госуниверситет планирует заниматься проектами, связанными с передовыми областями прикладной математики: искусственным интеллектом, машинным обучением, математическим моделированием ряда актуальных задач, цифровыми двойниками. Университет должен быть лидером в направлении супервычислений, собирать вокруг себя сильные исследовательские команды, развивать соответствующие компетенции. Кроме того, мы планируем активно развивать прикладные биотехнологические исследования совместно с крупными индустриальными партнерами: компаниями “Фармстандарт”, “Генериум” и другими передовыми биотехнологическими компаниями».

Ректор подчеркивает, что вуз продолжит воплощать и прикладные исследования в области радиационных технологий, физики высоких энергий, астрофизики совместно с Институтом ядерной физики СО РАН. «И, конечно, НГУ будет плотно заниматься образовательными программами для подготовки высококвалифицированных синхротрон-нейтронно грамотных кадров, — продолжает Михаил Федорук. — Например, на ЦКП “СКИФ” предполагается создание порядка 30 станций для разных областей науки — от геологии до биологии, — а также станции “Университетская” для образовательных задач. И Новосибирский госуниверситет, с одной стороны, возьмет на себя подготовку специалистов, которые будут понимать принципы работы установок класса “мегасайенс” и вести передовые теоретические и прикладные исследования, а с другой — создаст центр обработки данных, получаемых исследователями на станциях».

Томский политех, в свою очередь, сконцентрировался на трех стратегических проектах: «Энергия будущего», «Инженерия здоровья» и «Новое инженерное образование» (подробнее о проектах можно узнать из нашего интервью). «В каждом из этих направлений у нас уже есть имя и хороший исследовательский и технологический задел, есть научная инфраструктура, кадры и партнеры, — рассказывает и. о. ректора ТПУ Дмитрий Седнев. — Этот фундамент дает нам уверенность, что в каждом из направлений мы способны сделать качественный рывок и внести свой вклад в решение значимых проблем».

На что ориентированы эти проекты, поддержанные в рамках «Приоритета 2030»? Например, проект «Энергия будущего» охватывает сразу три направления: традиционная, перспективная и фронтирная водородная энергетика. Цель другого стратегического проекта — «Инженерия здоровья» — довести разработки ТПУ для медицины и биомедицины до реального применения. «Речь не идет о том, что инженеры начнут лечить людей, — поясняет Дмитрий Седнев. — Наша часть — создание медицинских материалов, приборов, технологий, включая синтез новых лекарственных соединений, для медиков и в партнерстве с медиками».



Аспиранты и молодые ученые:
проблемные вопросы

Реализация подобных проектов немыслима без квалифицированной команды специалистов и исследователей — сразу возникает вопрос об аспирантах и молодых ученых, во многом эту команду и формирующих.

Так, в Томском политехе в 2021 году было принято 230 человек в аспирантуру, 76% из которых — выпускники ТПУ. Ценность этой аудитории отмечает сам руководитель вуза. «Воспроизводство кадров высшей квалификации — одна из главных задач научно-технического развития России, — считает Дмитрий Седнев. — Ее невозможно решить без привлечения в аспирантуру наиболее подготовленных молодых исследователей, у которых уже есть научный задел и опыт самостоятельного ведения научных исследований».

С проблемной точки зрения на этот вопрос смотрит ректор НГУ Михаил Федорук: «На данный момент в нашей аспирантуре учится не так много аспирантов, как нам хотелось бы. Конечно, мы выполняем контрольные цифры приема, но для серьезного рывка не только университета, но всего Новосибирского научного центра такого количества недостаточно. Безусловно, это один из моментов, который заложен в стратегии развития нашего университета. Я бы не ставил вопрос о том, сколько наших студентов остается в аспирантуре — гораздо важнее, сколько таких, кто к нам хочет приехать, кто готов сменить для этого регион или даже страну».

Он считает, что оценка успешности и эффективности аспирантуры сильно разнится. Причина тому — в разных критериях: если эффективность определяется по факту защиты кандидатской диссертации, то для успеха аспирантуры нужны интересные задачи и высокий уровень научных руководителей: «Это базовое условие».

Многие аспиранты и кандидаты наук пополняют ряды молодых ученых. Может ли это количество быть достаточным для вуза, который планирует браться за реализацию масштабных проектов, представленных выше? И есть ли вообще какое-либо понятие «достаточности» в этом контексте?


«Возрастной состав преподавателей и исследователей должен выравниваться, чтобы преодолеть тот разрыв, который сложился из-за недофинансирования науки в прошлые десятилетия. Должны приходить молодые исследователи, находить себя и становиться профессорами и опорой университета и страны»
И. о. ректора ТПУ Дмитрий Седнев

Своим мнением делится Дмитрий Седнев: «Все зависит от того, кого мы подразумеваем под молодыми учеными: только ли научно-педагогических работников до 39 лет или также включаем студентов и аспирантов, занимающихся научно-исследовательской деятельностью. Если брать широко, то в Томском политехе почти 4000 молодых ученых. Это собственно молодые научно-педагогические работники, аспиранты, магистранты очной формы обучения. Среди сотрудников именно в статусе исследователей чуть больше 50% — это молодежь в возрасте до 39 лет. И это высокий показатель. Но, конечно, возрастной состав преподавателей и исследователей должен выравниваться, чтобы преодолеть тот разрыв, который сложился из-за недофинансирования науки в прошлые десятилетия. Должны приходить молодые исследователи, находить себя и становиться профессорами и опорой университета и страны».

С его мнением согласен и Михаил Федорук: «Хорошее соотношение — 60 молодых на 40 опытных преподавателей. Последние обязательно должны быть для передачи следующему поколению профессоров опыта, мастерства, научных разработок. В университете на данный момент картина обратная: 40 на 60. Поэтому нам еще есть к чему стремиться. Сейчас происходит переходная стадия, когда старое поколение уступает место новому, но в этом вопросе не стоит торопиться: все изменения должны быть постепенными, эволюционными и естественными».


Научная миграция:
угроза или показатель прогресса

Такие качественные изменения и правда необходимы. Их важность доказывает и актуальная ситуация в сфере науки и образования: например, по результатам недавнего социологического опроса, проведенного в НГУ, более 40% студентов после окончания вуза хотели бы переехать за границу. Представляется возможным, что подобная ситуация характерна для многих вузов, в том числе не только сибирских.

Действительно, проблема с миграцией отечественных ученых существует. Можно ли решить ее?..

Михаил Федорук считает, что рецепты решения проблемы оттока ученых достаточно простые и универсальные: «Первое — предложить интересные задачи, к которым ученые будут тянуться даже несмотря на суровый сибирский климат и удаленность от европейской части страны. И в том числе запустить установки мирового уровня для проведения передовых исследований и экспериментов. Второе — обеспечить комфортные социально-бытовые условия жизни. И третье — предложить специалистам достойные зарплаты, чтобы была возможность заниматься наукой без тревоги за материальную составляющую жизни».
«Без циркуляции ученых по миру научные связи беднеют, а исследования превращаются в местечковые, “туземные”, потому что исчезает конкуренция»
И. о. ректора ТПУ Дмитрий Седнев

По мнению Дмитрия Седнева, научная миграция — характерная черта современности, у которой есть не только минусы, но и явные плюсы: «Без циркуляции ученых по миру научные связи беднеют, а исследования превращаются в местечковые, “туземные”, потому что исчезает конкуренция». Он рассказывает, как ученые ТПУ, которые в прошлые годы уехали в зарубежные научные центры, сегодня помогают университету налаживать связи с этими центрами и развивать совместные исследования мирового уровня. «Так происходит интернационализация и обогащение научных результатов», — резюмирует и. о. ректора.

Если же говорить именно о проблемной стороне вопроса, то важно определиться с метриками и способами оценки масштабов научной миграции. «Проблема “утечки мозгов” нуждается в самом серьезном рассмотрении методологической базы: как считать эту “утечку”, — рассуждает Дмитрий Седнев. — Мне кажется, что идет двунаправленное движение. Потому что многие исследователи, получившие ученые степени за рубежом, возвращаются в Россию и приносят новые научные и технологические знания, необходимые для развития нашей страны».

По его словам, настоящие ученые хотят быть лучшими в мире, своего рода олимпийскими чемпионами, хотят создавать и развивать свои отрасли науки. «Как мне кажется, для ученого мощнейший стимул жить и работать в России — возможность проводить исследования на лучшей материальной базе. Поэтому нужны установки и центры уровня мегасайенс, которые сейчас активно создаются в нашей стране. Например, в области физики это синхротроны нового поколения в Новосибирске и Москве, проект NICA в Дубне. Я уверен, что они позволят привлечь большое количество научных групп в Россию для проведения фронтирных исследований», — считает руководитель вуза.


Наука международного масштаба:
паспорт ученого и профессиональное сообщество
Еще одна возможность привлекать исследователей из других стран и обогащать отечественную науку — ввести международный паспорт ученого. С такой инициативой в мае 2021 года выступил академик РАН Григорий Трубников. По его словам, это позволит обеспечить режим максимального благоприятствования как для российских ученых, так и для их сотрудничества с иностранными коллегами. В конечном итоге, по мнению академика, это мера позволит решить задачу инновационного рывка России.

С таким предложением согласен и Дмитрий Седнев: «Введение паспорта ученого, упрощающего режим въезда в страну для зарубежных ученых, позволит решить задачу привлечения ведущих специалистов с мировым именем для реализации долгосрочных исследовательских проектов. Зарубежные граждане — обладатели такого паспорта — будут иметь право, когда это необходимо, посещать Россию без оформления или продления виз и работать столько, сколько нужно для завершения того или иного научного проекта».

И. о. ректора ТПУ уточняет, что подобные документы уже активно используются в других сферах, связанных с международной деятельностью. Например, аналогами паспортов ученых являются дипломатические и служебные паспорта.
С мнением руководителя ТПУ согласен и Михаил Федорук. Он считает, что инициатива с введением паспорта уместна, если он действительно будет обеспечивать ученому упрощенный въезд в другую страну. «Ведь мы знаем, что сегодня это не самый дружелюбный для иностранного коллеги процесс», — подчеркивает ректор НГУ.

Он продолжает: «Обмен исследовательскими результатами базовое требование к исследовательской деятельности, тем более на современном этапе технологического развития России, когда многие компетенции просто утрачены, в том числе в связи с массовым отъездом целого поколения ученых в 90-е годы». Михаил Федорук добавляет, что такая инициатива крайне необходима именно для новосибирского Академгородка в перспективе строительства центра коллективного пользования «СКИФ». Почему?.. «Создание установки класса мегасайенс априори предполагает работу международных коллективов и в контексте получения новых научных результатов, и для наиболее оптимального использования такого дорогостоящего оборудования», — отвечает на вопрос ректор.

Портрет ученого: вчера, сегодня, завтра
Вопрос о формате взаимодействия членов научного сообщества и о возможности введения паспорта ученого отражает последовательные изменения в мире. Так можно ли сказать, что современные ученые отличаются от исследователей прошлого?..
«Независимо от того, о какой эпохе идет речь, настоящего ученого отличает страсть к поиску и исследованиям», —

считает ректор НГУ Михаил Федорук.



Он продолжает: «Хотя и отличия, наверное, существуют. Более высокий уровень оснащения и развитости инфраструктуры дает современным ученым больше возможностей для экспериментов и исследовательских изысканий. С другой стороны, иногда кажется, что у ученых прошлого в некоторых областях науки (например, физике) было больше масштабных нерешенных задач, больше пространства для научных исследований».

Впрочем, Михаил Федорук замечает, что эта иллюзия не раз развенчивалась в истории науки. Например, Макса Планка в свое время отговаривали от карьеры в области физики: в XIX веке казалось, что практически все уже решено. Но именно его работа положила начало квантовой эры, которая вывела физику на совершенно новый уровень.

Какие вызовы стоят перед наукой сегодня, к каким результатам в будущем приведут исследования современности? «Думаю, что сейчас мы тоже можем оказаться на пороге революционных открытий, которые, например, могут произойти в области изучения темной материи или темной энергии», — предполагает ректор НГУ.



15 февраля / 2022
Автор — Анастасия Привалова
[ Ректор ТИУ, Вероника Ефремова ]
[ Рассылка ]
Каждую неделю — новый материал

Подписывайтесь на рассылку, чтобы первыми узнать о ключевых изменениях в академической среде, сенсационных научных открытиях, образовательных трансформациях и опыте ведущих вузов.
Подписаться на рассылку
Подписывайтесь на рассылку, чтобы первыми получать актуальную информацию о высшем образовании от руководства учебных и научных организаций, экспертов в области высшего образования и представителей профильных министерств.